February 27th, 2015

котэ2

Bloomberg назвал российские банки следующей целью американских санкций

Правительство США рассматривает возможность исключения из международной финансовой системы нескольких российских банков, если перемирие на Украине будет сорвано. Об этом Bloomberg рассказали источники в Белом доме
Два источника агентства в администрации президента США заявили, что наказанию может быть подвергнут один или несколько российских банков. Оба чиновника, принимавших участие в обсуждении санкций, заявили, что блокировка российских банков приведет к значительному обострению двусторонних отношений и может вызвать далеко идущие последствия, особенно для европейской экономики.
Collapse )
котэ2

Беларусь-веерные грабли

Оригинал взят у novayagazeta в Веерные грабли

Минторг Белоруссии стал спецслужбой для торговли.


Фото: РИА Новости/ Егор Еремов

Если среднестатистический белорус на вопрос, кто может без всяких причин вторгнуться в его жизнь и работу и крепко нагадить там, ответит: «КГБ», то белорус, связанный с торговлей, точно так же уверенно ответит: «Минторг». Если обычный белорус непременно попросит журналиста не называть его фамилию, а то КГБ им заинтересуется, то работник торговли в той же ситуации скажет: «Только не называйте наш магазин, а то минторг устроит нам «Хрустальную ночь!»

В последние два месяца, когда экономический кризис в Белоруссии невозможно было скрыть пропагандой и умалчиванием, на борьбу с ним вышли бойцы министерства торговли, которое стало настоящей спецслужбой и карательным органом в своей сфере, уйдя от основных функций и сосредоточившись на наказаниях, угрозах и сборе информации о тех, кто не хочет подчиняться абсурдным инициативам.

Collapse )


котэ2

Импортозамещение по-путински

Владислав Иноземцев: Импортозамещение по-путински
Как погоня за отечественным продуктом продлевает экономический кризис
Импортозамещение исполнилось в последние месяцы какого-то сакрального смысла — с ним чиновники и эксперты связывают надежды на возрождение российской экономики. Однако говорить о том, оправдались ли они, можно будет не раньше чем через пару лет — пока же у меня есть большие сомнения относительно светлых перспектив такой политики.

За последние несколько десятилетий мир усвоил два простых урока. Во-первых, то, что продается только в стране и не может конкурировать на глобальном рынке, — это отстой. В 1960–1970-х годах под лозунгом «Освободимся от зависимости от западного оборудования и промышленной продукции» были начаты реформы во многих странах «социалистической ориентации»: от Танзании и Ганы до Кубы и некоторых государств Латинской Америки. По этому пути пошли даже Индия и Бразилия. Ни один промышленный товар из этих стран не стал глобальным брендом. Во-вторых, привлечение в страну передовых технологий (а лучше — целых производств) дает возможность развить заводы на собственной территории, увеличить занятость, повысить сбор налогов и — хоть и с ущербом для национальной гордости — получить отечественный продукт. Этим путем пошли все азиатские страны — и рядом со сборочными производствами Sony и Mitsui в Корее выросли Samsung и LG, а недалеко от заводов Volkswagen и GM в Китае появились предприятия Lifan, Great Wall и Xinkai. Именно эти марки стали символами импортозамещения, лицом промышленности новых индустриальных стран.

Россия уже испробовала оба варианта. Первый окончился, по сути, советским провалом. Отечественная техника оказалась намного более дорогой (особенно в эксплуатации) и менее производительной, чем импортная. Второй вариант развития был инициирован относительно недавно, с начала 2000-х: в России появились заводы западных компаний по производству холодильников, стиральных машин, телевизоров, бытовой техники и — самое впечатляющее — автомобилей. В итоге число выпускаемых легковушек выросло с 689 тысяч до 2,1 миллиона как раз за те годы, когда приказало долго жить отечественное тракторо- и комбайностроение. Рост в производстве бытовой техники также был весьма впечатляющим. Однако — и в этом отличие российской практики от мировой — в стране не появилось ни одного нового отечественного производителя той продукции, которую начали изготавливать в стране по второму — оптимальному — типу импортозамещения. Нет у нас ни Samsung’ов, ни Lifan’ов — и, похоже, не предвидится.

Собственно, это и есть наш диагноз. Мы не можем победить иностранную продукцию даже на собственном рынке. Мы можем только запретить ее — и сделать шаг назад, расконсервировав заводы двадцатилетней давности и начав производить то, что давно забыто в остальном мире. Это и есть суть «импортозамещения по-путински».

Что может дать такой процесс? Думаю, немногое. Начнем с высокотехнологичного сектора. На пике спроса, в 2012 году, в Россию было импортировано 14,1 миллиона персональных компьютеров. Еще в конце 1990-х, когда спрос составлял чуть менее 1 миллиона штук в год, в стране действовало более 30 компаний, занимавшихся их сборкой, такие как R-Style, «Формоза», Nord Computers, Rover, с общим объемом выпуска до 210 тысяч штук. Однако с тех пор
Collapse )