June 5th, 2015

котэ2

Откровения бывшего тролля, покинувшего логово

Оригинал взят у novayagazeta в Откровения бывшего тролля, покинувшего логово

«Встречаются те, кто верит в то, что пишет. Это очень страшные люди».

Виталий КОЙРАХ

Марат Миндияров — учитель биологии и географии по образованию, гид по профессии, знает несколько языков. Только из-за временной нужды он согласился стать сотрудником агентства «Интернет Исследования» — той самой фабрики троллей в четырехэтажном здании на улице Савушкина (окраина Петербурга), о которой «Новая» уже рассказывала (см. №100 от 09.09.2013, №24 от 11.03.2015). По версии СМИ, это агентство — проект «кремлевского повара», предпринимателя Евгения Пригожина и главное в России логово «кремлеботов». Марат Миндияров будет выступать свидетелем в суде по иску Людмилы Савчук, тоже бывшей сотрудницы агентства «Интернет Исследования», которая судится сейчас со своими бывшими работодателями из-за нарушений трудового законодательства (см. №56 от 01.06.2015). «Новой» удалось поговорить с Маратом раньше.

— Как вы нашли эту работу? Как все — по объявлению?

— Объявления, говорят, везде есть. Но я нашел совершенно иначе. Я работал в хостеле. У нас жил тролль, и он мне рассказал, что там работает. А хостел как раз закрывался в тот момент, потому что уже закончился туристический сезон.

Collapse )

котэ2

Жулики с улицы Савушкина снова прославились на весь мир

Оригинал взят у dolboeb в Жулики с улицы Савушкина снова прославились на весь мир
В New York Times опубликовано интереснейшее расследование журналиста Эдриена Чена — о троллях с улицы Савушкина и мало известной российскому читателю стороне их работы: информационных диверсиях на территории США.
Шапка репортажа с улицы Савушкина
По традиции, которую коллеги из NYTimes завели ещё 8 лет назад, в рамках совместного проекта с Живым журналом, репортаж одновременно опубликован на английском и русском языке. Там рассказываются любопытнейшие вещи, о которых «Новая газета» и «Мой район» до сих пор не писали. Например, о том, как тролли с улицы Савушкина организовали 11 сентября виртуальную химическую атаку на городок St. Mary Parish в штате Луизиана, закидав его жителей ссылками на фейковые американские новости о взрыве на химзаводе. О фотовыставке «независимых журналистов» на Манхэттене, где наглядно, с использованием артефактов, доказывалась связь между Майданом и ИГИЛ в Сирии. Или о работе подпольной мультстудии «Инфосёрфинг», которая рассказывает американцам всю правду о преступлениях их режима (примеры работ: русская версия ролика от 11 ноября 2014; англоверсия, посеянная 30 октября 2014 от имени как бы американского пользователя TheRealSofiaFranklin).

Глядя на всю эту историю глазами американского репортёра, трудно не испугаться: ведь он раскрыл деятельность целой агентурной сети, располагающей значительными возможностями, которая действует по всему миру, далеко за рамками правового поля (например, история с запугиванием жителей американского городка химической атакой — терроризм в чистом виде, в УК РФ про это есть статья до 5 лет лишения свободы).

Но когда читаешь этот репортаж из России, в глаза бросается совершенно другое: очередной оголтелый и бессовестный распил казённого бабла под удобным предлогом «борьбы с внешним врагом». Правила — те же, что и в борьбе с врагом внутренним: сперва его нужно придумать, потом написать план активных мероприятий, отправить заказчику ворох скриншотов с пруфами проделанной работы и рассовать по карманам неучтённый нал. Никто не спрашивает о полезном результате, об уроне, нанесённом «врагу», нет ни стратегии, ни долгосрочных планов, в которые каждое отдельное мероприятие могло бы вписаться... Нет даже присущей «настоящим» спецоперациям заботы о секретности: любое расследование в пару кликов вскрывает связь между пакостями бота и местом работы его оператора. А зачем шифроваться? От кого? Любой проект заканчивается и забывается в ту секунду, как прошла за него оплата, и сдан в архив отчёт.

A virtual Potemkin village, — пишет Эдриен Чен, и он даже, наверное, сам не представляет, насколько точно в этом определении уловлена суть всей той деятельности, которую он полгода кропотливо расследовал.